10′16
Мар

Мальчику было всего два с половиной года, когда его родители, услышали от врача слово «лейкемия»

Доктор также добавил, что лучшим вариантом лечения в данном случае будет химиотерапия, продолжительный и агрессивный курс с множеством побочных эффектов, но дающий, однако, максимальные шансы на благополучный исход. Пересадку стволовых клеток решили обозначить как запасной вариант, и использовать, если Николасу станет хуже. Когда онколог, проводивший химиотерапию, узнал, что Трейси ждет второго ребенка, он предложил ей воспользоваться возможностью консервации клеток пуповинной крови. Родители согласились и заключили договор с персональным банком хранения биоматериала, надеясь, разумеется, что этот «вклад» никогда не понадобится.

Химиотерапия прошла успешно.

К сожалению, когда Николасу исполнилось 5 лет, лейкемия вернулась. Врач предложил родителям два варианта на выбор: провести еще один курс химиотерапии или сделать трансплантацию стволовых клеток пуповинной крови, но для начала биоматериал, собранный при рождении младшего брата, необходимо было протестировать, чтобы выяснить, подойдет ли она для трансплантации. В случае положительного ответа, этот вариант лечения мог бы стать оптимальным.

Пока Трейси и Кевин ждали результатов проверки биологической совместимости (шанс, что кровь родного брата или сестры подойдет полностью составляет 25%, а вот вероятность частичной совместимости – около 50%), Николасу стало хуже.

Врачи снова начали химиотерапию, и к тому же у мальчика развился аппендицит.

Поскольку работа иммунной системы Николаса была нарушена, инфекция быстро распространилась по организму, и мальчика в крайне тяжелом состоянии увезли в реанимацию. Несколько дней спустя, когда родители находились в отделении интенсивной терапии, готовясь к получению очередных новых плохих новостей, на пороге появился онколог Ника. Он сообщил, что кровь младшего брата идеально подходит.

Трансплантация стволовых клеток пуповинной крови прошла успешно.

Николас, едва не погибший от лейкемии в пятилетнем возрасте, в семь лет пошел в первый класс, как обычный ребенок. Неизвестно, будет ли ремиссия устойчивой, но по всем признакам мальчик полностью избавился от болезни. И получил особые отношения со своим младшим братом – ведь теперь мальчики связаны не только как родственники, но и как донор связан с тем, чью жизнь он спас.

Источник: blog.viacord.com